Юрий Ханон в Википедии
Wiki-Pedium
Юрий Ханон в Викицитатнике
Wiki-Aforissum
Пишите письма
canonic@yuri-khanon.com
Ханограф
Khanograf
Home-Canonic Res textae Res musicae Res picturae Res tremendae Res monumentae

Res litterae Res canonicae Plantarium Per-Sonarium Personarium Bestiarium

P e r – s o n a r i u m — Открытые Диски (изданные или не изданные)
закрытые диски
Юрий Ханон (Yuri Khanin). Произведения для оркестра, которые я произвёл до 1991 года. «Пять мельчайших оргазмов», «Некий концерт» для фортепиано с оркестром и «Средняя симфония» для состава.

Этот диск был издан на золото партии в 1992 году (Лондон, фирма Olympia) отмывочным тиражом всего в триста или пятьсот экземпляров (точно не упомню, был мал и глуп). Его распространением, продвижением и передвижением никто толком не занимался. Уже на вторые сутки после издания этот диск превратился в библиографическую или антикварную редкость (внесён в красную книгу). Тем не менее, это не помешало ему быть сто раз украденным и столько же раз выложенным в интернет. А потому я не стану здесь помещать из него записей, кроме тех фрагментов, которые и так уже имеются на сайте (в виде тушки или чучела). Если хотите – идите и слушайте там, у них. — Они вам ещё и не того в уши насуют.

Юрий Ханон (Yuri Khanon). «Второе предупреждение», штуки для оркестра.

А это — авторский вариант предыдущего диска. Именно таким образом он был задуман в 1991 году, однако фирма Olympia (если её можно назвать «фирмой») выпустила диск по-своему, сократив и осчастливив стандартным оформлением, хрен знает какое отношение имеющим к его начинке (набережная речки Мойки). Ну..., разве что — к пяти оргазмам. Кроме трёх штук для оркестра, на моём диске были вставлены ещё и «Убогие ноты» в двух частях (партия фортепиано в злостном исполнении автора, разумеется). Кстати! Спустя десять лет, спасибо Ирине Лесковкой – «Убогие ноты» были также украдены, вошли в репертуар заштатного оркестра «Эрмитаж», а спустя ещё десять лет обнаружились на пиратском диске «Modern Composers of Saint-Petersburg» (США) рядом с несколькими обычными членами (Союза композиторов, если кто не понял). Увидеть их можно – там же, где всегда (не рекомендую, к тому же исполнение отвратное). Однако я возвращаюсь к началу. Главным здесь остаётся название диска. «Prévention Deuxième». Закрывая за собой дверь. Навсегда. — Dixi.

...опять Юр. Ханон. «Публичные песни» для таких же людей и женщин, oc.34 & (фальшивый сборник).

Разумеется, пояснения здесь неуместны. Как и во всяком другом месте, публичном. — В этот не изданный, но когда-то давно оглашенный диск первым делом вошли нашумевшие записи «Публичных песен» с таких же нашумевших московских концертов «Музыка собак» (декабрь 1888 года, ДК ЗВИ). Вторым делом туда вошли студийные записи (Ленфильм 1987-1988 год) из числа тех же публичных песен, а также из числа положительных песен, ничуть не менее публичных, чем публичные. И наконец, третьим делом туда вошли экстремальные записи из числа ... впрочем, прерву излишний поток слов. Я вовсе не обязан перечислять здесь всё по порядку, словно бы я порядочный (идиот). В конце концов, у меня есть полное право и такое же основание забрать все эти диски с собой, даже если они публичные... и когда то давно были исполнены... (или приведены в исполнение) при вас, милейший господин Х. – Или без вас, что гораздо вернее. Вот потому я и показываю вам туда, опять туда. Точнее говоря — на дверь.

Эрик Сати, Юрий Ханон «Засушенные эмбрионы» (концертные записи 1991 года) – в диске можно обнаружить первое исполнение вокальных штук и штучек Сати на русском языке.

Юбилейные концерты Ханон-Сати (25-125 лет со дня рождения) состоялись в мае-июне 1991 года и включали в себя российскую премьеру не только лучших вокальных опусов и фокусов Эрика Сати, но и несколько циклов (не путать!) моих вокальных штук на тексты известных массажистов: Тютчева, Фета и свои собственные. Например: «Каменное лицо». «Маленькие детские пьесы большого содержания». «Песни во время еды». «Средние песни». «Мерцающие девицы» для тубы и певицы (и так далее). — Разумеется, этот диск также не был издан (как и ваши вопли, мадам). Но не могу же я, в самом деле, назвать его «закрытым» только по той причине, что ни один болван на свете не счёл нужным приподнять свою задницу ради..., ради... – вот именно! — И ради чего. — Я бы вам ответил, но увы, место закончилось.

Юрий Ханон «Первая Тетрадь» (махровые записи советского времени, 1983-1987) – сугубо условное название для закрытого & закрывшегося архи-архивного диска...

На этом носителе звука (иной раз) обнаруживают себя первые экспериментальные опусы и окусы каноника (времён ленинградской ордена Ленина консервативной консерватории имени Римского-Корсакова). Большей частью переведённые с магнитной ленты, они не отличаются блистательным звуком, хотя и хранят ничем не выветриваемый и нескрываемо-несмываемый дух эпохи. Того махрового (& махерового) места и времени, где всё это происходило. Среди засунутого & запихнутого в «Первую тетрадь» можно найти легендарно-закрытые штучки, за которые студента Х. исключали из консерватории или, напротив, присваивали ему звание героя социалистического труда. Пожалуй, назову наиболее известные среди этого богатства: «Несоната №5», «Три флегмы», «Приевшиеся жужжания», «Покусанные картинки», «Маленькая девственная песенка» (для четырёх тромбонов), «Две Бодяги». Об остальном я умолчу, поскольку любое произнесённое слово — есть ложь... (или скверна, по вашему выбору).

Сборная солянка: «Modern Composers of Saint-Petersburg».

Категорически открещиваюсь от этого диска, как от подлости, пиратства и позора на мои чёрные седины, и помещаю здесь фоторобот этой грубой подделки. На всякий случай напоминаю: никогда прежде я не бывал «Modern Composer of Saint-Petersburg» и могу гарантировать, что и впредь в своей жизни никогда не дойду до подобной низости. За всё это – мой низкий поклон такой же низкой мадам Лесковской, вероятно, также господину-дирижёру Титову из того же списка, а также иным, не известным мне рожам из оркестра «Эрмитаж» (не считая одноимённых сигарет или селёдки в томате). — Кстати о птичках: здесь имел место некий казус. На этом диске, кроме «Убогих нот в двух частях» под моим именем, поначалу также значилось какое-то дважды жёваное сочинение (под названием, кажется «Amadeus» хотя точно не упомню). Так вот, сообщаю: «кому принадлежит сей опус – не знаю. Подобной мерзятины я не писал отродясь. Водки не пью. Но думаю, даже мертвецки пьяный, я не докатился бы до такого «убожества», будь то в одной, двух или даже пяти частях.